Земля до востребования







Двое известных французских актеров Пьер Ришар и Жерар Депардье приезжая в Украину, помимо всего прочего, представляют и свои вина. И не раз заявляли на публике, что не прочь купить, где-нибудь на Черноморском побережье небольшой виноградник. Возможно, их слова, скорее комплимент принимающей стороне, чем осознанное намерение, но они «бьют» в солнечное сплетение отечественного законодательства о землепользовании. У нас, как известно, земля сельскохозяйственного назначения не продается даже своим, а уж иностранным гражданам, тем более. Это итальянцы, чилийцы, австралийцы и прочие, за малым исключением, народы были бы рады продать пару гектаров кумирам планетарного масштаба. Рационально, в смысле денег и рекламы. Почему же мы не видим выгоды в золоте своих земель? И во что обходится нам мораторий на введение прославленных украинских черноземов в реальную систему ценностей?

Из 60 миллионов гектаров общей площади страны к сельскохозяйственным землям относится 42 миллиона гектаров, то есть больше, чем две третьих. На основании исследований газеты «Коммерсант» за аренду одного гектара землепользователи платят от 250 до 400 гривень, в зависимости от уровня плодородия почв. Это составляет около 3% кадастровой стоимости. То есть цена одного гектара украинских черноземов колеблется от одной до полутора тысяч долларов. Вывод простой, на основании моратория страна заморозила в агросекторе от 40 до 63 миллиардов долларов. Эти деньги могли пойти в экономику в виде залогов под кредиты сельхозпроизводителям, или реальной выручки от аукционов. И каждый человек, очевидно, должен знать цену моратория, поддерживая или отвергая его.

Когда мы фиксируем данные ежегодного сокращения виноградных насаждений в стране, называем всякие, порой субъективные причины. Но главная — двадцатилетний период нерешенных проблем владения землей. Виноградарство и права собственности на основной почвенно-климатический ресурс неразделимы. Размер инвестиций в гектар виноградников составляет около 20000 долларов с момента закладки до получения первого урожая. Качественные вина дают лозы более 7-летнего возраста. И финансовая и временная составляющая виноделия не могут опираться на шаткую и непостоянную законодательную основу. При этом, само поле с рядами шпалер не является единственным объектом винодельческого хозяйства. Рядом с виноградниками, а не в городах, должны строиться перерабатывающие предприятия. Для сезонных рабочих необходимы общежития и гостиницы, а еще есть ангары для техники, ремонтная и обслуживающая база и многое другое. Чтобы засеять 100 гектаров пшеницы можно весной взять кредит, купить семена, нанять технику для посева и обработки, а в июне-июле при помощи той же арендной техники собрать урожай и рассчитаться с долгами. Разумеется, и здесь немало труда и рисков, но они несопоставимы с виноградарством, где сезон, всего лишь короткий эпизод растянутого на годы хозяйственного цикла. Именно поэтому виноградарство требует иных подходов, чем общее растениеводство.

Лучшие места для виноградников : склоны, где невыгодно работать комбайнами, убирая зерновые, засушливые зоны, где другие культуры требуют полива. Поэтому нашу отрасль можно было бы без всяких экономических и политических рисков вывести из-под пресса моратория. Двести лет назад в наших краях степного Причерноморья землю под виноградники отдавали бесплатно. Не потому, что царские чиновники были благодетелями. Просто подсчитали, одна десятина виноградника дает работу 10 крестьянам, а такое же пшеничное поле только двум. С продажи вин казна получала в двадцать раз больше налогов, чем от торговли зерном. Так что не альтруизмом обеспечивался рост виноградников в державе. Было это давно и многое изменилось, но только не общие пропорции. По разным данным в мире насчитывается 8, максимум 9 миллионов гектаров лозы. Кроме традиционных лидеров Испании, Франции, Италии на долю которых приходится почти 3 миллиона, стоит присмотреться к новым виноградарским державам. Четвертое место занимает Турция с ее более полумиллионным полем, Китай, почти догоняющий ее, далее идут США, Португалия, Иран, Аргентина, Румыния, у которых от 200 до 400 га виноградников. Два вывода из этой статистики напрашиваются сами. Во-первых, виноградарство поощряют не только богатые и христианские страны, а, во-вторых, Побережье Черного моря становится мощным мировым центром выращивания винограда. И нам нельзя быть пассивными на этом поле.

Рынок земли не создается принятием одного или нескольких правовых актов. Это долгий процесс, и надо признать, известный мораторий затягивает его и ослабляет позиции страны в мировой экономике, особенно в винодельческой сфере. Декларированные государством права собственности на землю, на самом деле, не являются реальным достижением экономической свободы работающих на земле людей. Потому, что право собственности, это право владеть и распоряжаться. И если фермер владеет сотней гектаров, и не может отдать часть этих земель в залог, чтобы обустроить и обогатить почвы, то, какой же он хозяин? И это видно по тому, как живут люди ,и сколько невозделанных пустошей окружают их села.


Приобрести
наши вина